Размер шрифта:

Охота на гусей


Охота на гусей

Гуси стройными вереницами и треугольниками появляются в наших краях, как только степи и пашни освободятся от снега. Идут они, как и все пролетные птицы, из года в год одними и теми же путями.

Долетев до средней полосы, гуси задерживаются здесь примерно на целый месяц, пока не наступит весна на Крайнем Севере.

Особенно много гусей скапливается во время весеннего пролета в Бурятии, в Красноярском крае, в Читинской, Новосибирской, Омской, Тюменской, Курганской областях и по Арало-Тургайской низменности.

После зимовки гуси прилетают крайне истощенными. Найдя в степи полосы убранного осенью хлеба, они начинают летать на них, собирая оставшиеся зерна.

Во время весеннего пролета гуси в течение суток совершают регулярные перелеты с водоемов (озер, разливов и болот), где они проводят ночь, на хлебные поля и обратно.

Утром, как только начнет светать, гуси, погоготав, с криком снимаются с воды и табун за табуном торопливо идут на хлебные поля. Нередко после ночевки на большом водоеме часть гусиных табунов летит в одном направлении, а остальные табуны — в другом. Зачастую они отлетают на поля далеко, иногда за 20 и более километров.

На хлебных полосах птицы обычно задерживаются часов до девяти, и снова с гоготом табун за табуном проходят над угодьями, но уже в обратном направлении — с полей на водоемы.

С прилета гуси нередко застают еще на озерах лед, на котором они охотно и держатся. В проталинах на льду они пьют воду после обильного корма, купаются, ныряют, играют, гоняясь друг за другом и поднимая каскады брызг.

Гуси очень прожорливы: у птиц, убитых при возвращении с хлебных полей, зоб и кишечник бывают набиты до такой степени, что зерна выпирают из клюва.

В течение примерно месяца, пока гуси обитают в средней полосе после прилета, они так отъедаются, что буквально заливаются жиром. Поэтому многие охотники-гусятники в Сибири предпочитают стрелять гусей лишь недели через две после их прилета.

На водоемах гуси обычно держатся в одном огромном табуне, но по сигналу вожаков они поднимаются не все вдруг, а отдельными группами.

Отдохнув, гуси, как и перед каждым их полетом на хлеба или на водоемы, направляют одного-двух разведчиков, которые с большой высоты, изредка издавая гортанный звук «го-гок, го-гок», зоркими глазами внимательно осматривают местность, куда должны лететь табуны гусей. Сделав большой круг, а иногда и повторив его, разведчики возвращаются к своим табунам.

Если разведчик обнаружит охотника, плохо замаскировавшегося в скрадке или в яме, табун гусей облетит его вне выстрела и опустится на соседнем поле.

За исключительную осторожность и отлично организованную сторожевую службу большинство охотников их недолюбливает. Словом, хоть видит око, да зуб наймет!

Около трех часов дня все табуны гусей снова покидают водоемы и кормятся на полях часов до восьми-девяти вечера. А в густых сумерках, иногда молча, возвращаются на ночевку.

Знание этого распорядка в жизни гусей дает возможность охотиться на них на перелетах.

Стрельба на перелетах

На путях перелета гусей в поля или с хлебов на водоемы охотники устраивают скрадки.

Если есть какая-либо возвышенность, которую гуси переваливают на своем пути, это и будет лучшим местом для укрытия. Гуси, перелетая гору, всегда идут над ней очень низко. Особенно же низко летят они здесь против сильного встречного ветра. При таком ветре ближе к ночи гуси летят почти касаясь земли, точно бегут по ней, пользуясь прикрытием горы. В этих условиях стрелять их очень удобно.

Хорошее место для стрельбы гусей на перелетах — это перелески, над которыми они пролетают на поле или на воду. Стоя в кустах в костюме защитного цвета, охотник совершенно незаметен для птицы. К тому же стоя стрелять по гусям гораздо удобнее, чем сидя в скрадке.

На сухом и открытом месте лучший скрадок для стрельбы всякой строгой птицы — это яма глубиной до метра и такого же диаметра. В одной стороне земля в ней выбирается лишь наполовину: такой уступ служит сиденьем. В степи и в полях — везде можно найти остатки сухого сена, соломы и застлать ими уступ в яме, чтобы мягче сидеть и не попачкать костюм. Края обкладываются дерном и обтыкаются бурьяном, растущим поблизости. Важно, чтобы скрадок был совершенно незаметен и чтобы не бросалась в глаза выброшенная из ямы земля. Для маскировки нужно использовать только тот материал, который находится вокруг скрадка.

Когда охотник сидит в яме, над уровнем земли должна быть видна лишь голова, но и то скрытая тычинками бурьяна или полыни, натыканными наклонно внутрь в борта ямы.

Летящие засветло гуси прекрасно видят на земле все мелочи впереди себя примерно под углом 45°. Все же, что осталось позади, они не замечают. Часто случается, что, допустив налетевший косяк гусей, охотник встает в яме и обнаруживает, что передние птицы его не замечают. Летящие же позади хорошо видят охотника и с характерным звоном могучих крыльев поспешно взмывают кверху.

В скрадке нужно сидеть не шевелясь, так как при малейшем движении гуси устремятся вверх, а по тревожному сигналу вожака могут отвалиться в сторону. Тем же путем, минуя скрадок, потянут и следующие табуны; охота будет испорчена.

После выстрелов нужно внимательно следить за полетом гусей, так как смертельно раненные птицы иногда падают замертво вдалеке от скрадка. Битых гусей нужно сложить и в целях предосторожности связать, так как нередко «мертвые» гуси улетают почти из рук охотников.

Чтобы не портить себе охоту на утренней и вечерней заре, не следует стрелять гусей во время их перелетов утром — с пашни и днем — с воды на поля. Заметив днем охотников на путях перелета, вечером гуси пойдут далеко стороной.

Стрельба на пашне

Весь успех охоты на пашне зависит от умело проведенной предварительной разведки. Охотник в бинокль на далеком расстоянии должен незаметно для птиц высмотреть полосы, на которых пасутся их табуны, и, когда они все улетят, прийти на это место, определить, где больше всего свежего помета, и умело выкопать яму-скрадок.

Днем охотиться на пашне также не рекомендуется: гуси при дневном свете отлично видят на земле мельчайшие детали, и поэтому труды охотника могут оказаться безрезультатными.

Наиболее успешной такая охота бывает ранним утром, когда еще в сумерках, иногда без всяких разведчиков, гуси табун за табуном валятся после ночевки на водоемах на поля.

Если табуны налетают в меру верного выстрела, нужно стрелять, не дожидаясь посадки гусей. Если же по полету видно, что табунок намерен сесть вблизи скрадка, нужно дать ему сгрудиться на земле.

На такой охоте хорошо иметь штук шесть-восемь хорошо сделанных (правильно вырезанных и раскрашенных) профилей. Профили нужно расставить по пашне в разных местах, невдалеке от скрадка. Пролетающие стороной гуси свернут на профили и налетят на расстояние верного выстрела.

В Сибири для большего успеха охоты на гусей применяют и живых манных гусей. Достаточно иметь одного гусака, который значительно раньше охотника видит и слышит летящих сородичей и громким голосом наманивает их к себе.

Стрельба нагоном

Если на полях охотится на гусей несколько человек, то, когда все табуны птиц расселись в стороне, следует попытаться взять их путем нагона.

Загонщик должен на большом расстоянии обогнуть пасущихся по пашне гусей и, идя как бы мимо них, на дистанции метрах в двухстах стронуть птиц. Чаще всего гуси, как и всякие другие птицы, поднимаются против ветра, что и нужно учитывать при нагоне их на стрелков. Во время пастьбы на полях гуси отдельными табунами изредка перелетывают в одном обычно направлении. Это и будет наиболее верное направление, в котором охотнее всего и полетят табунки гусей, если их потревожить.

На гусей, пасущихся на пашне, можно с успехом охотиться и специально путем нагона. В этом случае трое-четверо охотников едут на подводе и высматривают гусей.

Найдя на полях гусиные стаи и определив направление, куда птицы могут полететь, стрелки незаметно для птиц соскакивают с подводы и затаиваются в бурьяне метрах в восьмидесяти друг от друга.

На эту охоту лучше всего ехать на обычной фуре с высокими козлами, в каких перевозят солому. В такой повозке охотникам легче укрыться от зорких, сторожких птиц.

Когда стрелки расселись по засадам, возница заезжает к гусям с противоположной стороны большим кругом и, минуя их на дистанции 120— 150 м, вынуждает с неохотой подняться на крыло. Низко поднявшись в воздух, табунки обычно тянут в сторону охотников.

Поскольку гуси на пашне проводят почти четверть суток — от пяти до шести часов, то бывает вполне достаточно времени, чтобы сделать пять-шесть удачных нагонов. Такие нагоны бывают более удачными в утренние часы, пока еще птицы голодны.

Стрельба на ночевке. Охотник, собирающийся пострелять гусей на ночевке, должен предварительно произвести очень тщательную разведку и собрать все необходимые сведения о повадках птиц.

Известно, что, досыта наклевавшись на пашнях зерна, гуси на ночь летят на воду. Однако во время сильных ветров гуси остаются на ночь и на пашнях, используя для купанья и для питья весенние мочажинки, которые всегда есть в эту пору среди полей.

При всех других условиях гуси обычно предпочитают лететь к ночи на большие открытые озера с пологими берегами.

Дождавшись, пока совершенно стемнеет, они молча плывут табунами к берегу, на который и выходят отдохнуть и поклевать гальку. Водоемов же, по берегам которых всюду растут кусты или камыши, из-за которых их может скрасть и зверь, и человек, гуси почти не посещают.

Внимательно осмотрев местность ночевки птиц, охотник перед закатом солнца должен прийти на берег водоема и устроить совершенно скрытый для зорких глаз гусей скрадок. Если предполагается стрелять гусей по выходе на берег, то садиться в скрадок с вечера нет необходимости, так как гуси подплывают к берегу лишь с наступлением темноты.

Как только все табуны гусей пройдут с хлебов на воду, можно отправляться на берег, засесть в скрадок и терпеливо ожидать выхода птиц из воды. Разумеется, такие охоты особенно хороши в светлые, лунные ночи и к тому же с сильным биноклем.

Охота на ночевке весьма интересна своей необычной обстановкой. Дивны бывают весенние ночи. Каких только птиц не услышит охотник, каких птичьих разговоров не подслушает, сидя на берегу водоема!

Но наступает ночь, умолкают постепенно пернатые, лишь изредка тихое гоготание гусей-вожаков доносится с середины озера, да плеск прибрежной волны ласкает слух охотника. Стрелок таится в скрадке и с волнением думает: «А вдруг гуси выйдут на берег в другом месте или останутся ночевать на воде?»

Но проходит немного времени, и на фоне воды, в расстоянии выстрела от берега, появляется какое-то расплывчатое пятно, которого раньше не было. Направив бинокль, охотник больше догадывается, чем видит, что в серой мутной массе двигаются силуэты гусей. Ближе и ближе, и вот уже простым глазом видно, как гуси в двадцати шагах от скрадка один за другим подходят к берегу. Теперь уже и слух усиливает впечатление, и охотник хорошо слышит плеск от массы лапок гусей, выходящих из воды на самую береговую кромку.

При всем желании быть спокойным охотник непередаваемо волнуется.

Громкие выстрелы разрывают тишину ночи. Гуси с шумом и тревожным криком взмывают в воздух, и долго слышатся жалобы гусынь и успокаивающие голоса гусаков «го-гок, го-гок»…

Быстро пролетают чудные весенние дни, и уже к концу мая в средней полосе устанавливается теплая летняя погода. А в Заполярье в эти числа весна только еще наступает.

Хорошо знают гуси календарь природы. В Сибири, где еще весь май гуси на пролете держатся многочисленными табунками, числу к двадцать пятому они собираются на определенных крупных водоемах в огромные стаи. Всю ночь бывает слышно неумолчное гоготание, точно гуси чем-то сильно встревожены.

Точно сговорившись, что наступила пора лететь к местам гнездовий, гуси еще затемно поднимаются стая за стаей в воздух и, выстроившись, берут курс уже не на поля, как это делали еще вчера, а строго на север.

За одну ночь в угодьях не остается почти ни одного гуся, разве больные да подранки задерживаются здесь поневоле.

После привычного гусиного гомона, который охотники слышали в течение всей весенней охоты, в угодьях наступает тишина. А с нею приходит и конец весенней охоты…

Прилетев в тундру, гусыни сразу же приступают к кладке яиц.

Гнездо свое гусыня устраивает на кочке и откладывает в него от шести до двенадцати яиц. Высиживание происходит в течение двадцати восьми дней.

Вскоре же после вывода молодняка у гусей наступает линька, которая протекает очень болезненно: птицы теряют на крыльях все маховые перья и становятся неспособными летать.

В этот период на Крайнем Севере местные жители, к сожалению, до последнего времени производят варварское истребление гусей, загоняя их в сети. За один загон иногда добывается до тысячи птиц. С этим злом необходимо бороться самыми решительными мерами.

Рост молодняка у гусей происходит удивительно быстро. Появившись на свет примерно в начале июля, через два с половиной месяца молодые становятся такими же крупными птицами, как и их родители, и, когда табуны гусей в конце сентября или в октябре тянут на юг, молодых в полете трудно отличить от старых.

Осенняя охота на пролетных гусей мало чем отличается от весенней.



Поделитесь статьей «Охота на гусей»:
Адрес статьи: http://ohota.zp.ua/post_1305801348.html
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod


  • Все поля формы обязательны для заполнения.

  • e-mail не публикуется.
  • Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.

  • Однозначно не подлежат публикации комментарии:

  • - содержащие оскорбления любого вида (личного, религиозного, национального…);
  • - включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
  • - нарушающие положения законодательства Укоаины.

  • Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.













Охота в соцсетях: